Победитель второго этапа проекта «Школа новых технологий»
Участник рейтинга 500 лучших школ России 2014
Рейтинг школ, показавших высокие образовательные результаты в 2013-2014 учебном году
Рейтинг школ, показавших высокие образовательные результаты в 2014-2015 учебном году
Рейтинг школ, показавших высокие образовательные результаты в 2015-2016 учебном году
Западный административный округ

НОВЫЕ ИЗДАНИЯ В РАМКАХ ПРОГРАММЫ "ПУШКИН"

Программа содействия издательскому делу «Пушкин» призвана поддержать издание и распространение в России современной и классической французской литературы, работ в области гуманитарных и общественных наук, детской литературы и графического романа, а также книг российских авторов, посвященных Франции и французской культуре.

Поддержка в рамках программы «Пушкин» предоставляется в виде:

  • полной или частичной оплаты авторских прав Французским институтом в Париже.
  • полной или частичной оплаты авторских прав на перевод Французским институтом в Париже и оплаты части общей стоимости издания Французским институтом в России.

С момента создания программы в 1990 году было поддержано более 870 проектов.

С целью продвижения произведений, изданных в рамках программы «Пушкин», Французский институт в России совместно с российскими издателями организует презентации книг, встречи с писателями и авторами графических романов, мастер классы иллюстраторов книг для детей.

Французский институт организует распространение книг, изданных в рамках программы «Пушкин», во французских читальных залах российских региональных библиотек.

Произведения, опубликованные в рамках программы, представляются на книжных салонах, в которых участвует Французский институт в России.

Книги, изданные при поддержке Посольства Франции в России в рамках Программы содействия издательскому делу «Пушкин».

Жан-Луи БАЙИ, « В прах »
Роман / Пер. с фр. Валерия Кислова. СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2016. — 184 с.

«Удивить его не может никакая музыка, он сам себе музыка».
Поль-Эмиль Луэ – самый гениальный и самый уродливый пианист на свете. Своим успехам он обязан сочетанию феноменального дара и страстной, «лужинской» увлеченности профессией. В романе французского писателя Жана-Луи Байи (р. 1953) чередуются история жизни гения и подробная хроника посмертного распада его тела. Ироничные постмортальные наблюдения, предваряющие каждую из глав романа, в лучших традициях патафизики сочетают в себе научное и поэтическое, однако шутливый тон, которым автор представляет свои «memento mori», нисколько не умаляет естественного ужаса перед торжественным могуществом Танатоса. Восхождение к трагическим вершинам исполнительства и превращение бренных останков в сияющей белизны скелет составляют парадоксальную рифму, способную примирить читателя с существованием его самого и ему подобных.

Клод ЛУИ-КОМБЕ, « Черный пробел »
Избранные произведения: Увертюры; Пробел; Вонзайся, черный терновник; Книга сына / Пер. с фр., сост., послесл. В. Лапицкого.
СПб.: Издательство Ивана Лим баха, 2016. — 456 с.
«В той точке бытия, где ищущее себя сердце совсем близко к соединению с собой, в художественном вымысле, без надежды на соединение с реальным, только письмо, пожалуй, способно, пусть и случайным образом, придать существованию тень смысла».
«Черный пробел» – сборник избранной прозы современного французского писателя Клода Луи-Комбе (р. 1932). В издание вошли «онтологический триллер» «Пробел» (1980), знаменитый роман «Вонзайся, черный терновник» (1995) о жизни австрийского поэта Георга Тракля, две незавершенные «Увертюры» (2004), воспроизводящие основные для Луи-Комбе темы, а также авторская исповедь «Книга сына» (2010).
Письмо для «человека текста» Клода Луи-Комбе – способ расшифровать собственную жизнь «в зеркалах коллективных или индивидуальныхсновидений». «Прочтите, что я пишу, и скажите, кто я такой»: его творчество автомифобиографично, опыт в области психологического самонаблюдения порождает особый текст – переплетение случайных фантазмов, культурных архетипов, мифологии, библейской символики. Рекомендуется любителям непривычной повествовательной перспективы и метафор чувственного опыта.

Мишель ПАСТУРО, «Цвета нашей памяти»
Пер. с фр. О. Акимовой. Издательство Alexandria, 2016. Тв. переплет, 336 стр.
Всегда ли джинсы были синими, и почему у Красной Шапочки – шапочка красная? Что такое «беж Миттеран»? Отчего актеры в Европе не любили зеленый цвет?
Мир вокруг нас пестрит красками, но задумывались ли мы о том, как цвета влияют на нас, на наш ежедневный выбор, и в итоге – на нашу жизнь? Какую роль играют они в нашей жизни? И как далеко в глубь истории уходят корни нашей коллективной цветовой памяти?
Чтобы ответить на эти (и не только эти) вопросы, французский историк Мишель Пастуро, автор «Символической истории европейского Средневековья», предлагает нам свой, персональный «хроматический дневник», охватывающий шесть последних десятилетий (1950–2010). Личные воспоминания, заметки, сделанные по горячим следам, размышления, литературные отступления и итоги многолетних исторических исследований – составили книгу, описывающую «историю цвета» Франции и Европы новейшего времени. Оттенки слов, цветовые гаммы одежды, предметы обихода и ритуалы повседневной жизни, эмблемы и флаги, цвета спортивных арен, восходящие к гербам средневековых турниров, литература и живопись – все, что делает наш мир индивидуальным и красочным, несет непростой и меняющийся символический смысл.
В своей «хроматической летописи» то всерьез, то шутливо, то поэтически, то ностальгически автор пишет историю своих современников, в которой память отдельного человека становится памятью общества, памятью страны, памятью эпохи. И расставляет цветные вехи этой памяти.

«История тела» Том III, Перемена взгляда: XX век
Под редакцией Алена Корбена, Жан-Жака Куртина, Жоржа Вигарелло
Пер. с фр. А. Гордеевой (введение, части 2.2, 2.3, 3), Ю. Романовой (часть 1.1, 2.1), Д. Николаева (части 1.2, 4), Д. Жукова (часть 5). М.: Новое литературное обозрение, 2016. 464 с.: ил. (Серия «Культура повседневности»)

Трехтомная «История тела», написанная французскими, британскими и американскими антропологами и историками культуры, всесторонне рассматривает телесные практики и репрезентацию тела в Европе — от Ренессанса до нашего времени. Третий том охватывает XX век, в котором человеческое тело стало едва ли не главным объектом, претерпевающим беспрецедентные страдания и вместе с тем пользующимся небывалым вниманием. Происходят параллельные процессы: вытеснение и в то же время приятие телесных аномалий, превращение индивидуального, неповторимого тела в незначительный элемент массы, в пищу войны и политических репрессий — и наряду с этим сексуальное и творческое раскрепощение, «профессионализация» спортивного и кинематографического тела, создающая его культ. Этот том рассказывает, как XX век радикально изменил восприятие тела.

Юлия СИНИЦА, Елена БЕРЁЗКИНА, «Франция-Россия: диалог культур»

Под языковой редакцией Брижит Брэнте. Москва: Р.Валент, 2016

Рекомендовано Учебно-методическим объединением по образованию в области лингвистики Министерства образования и науки Российской Федерации в качестве учебника для бакалавров и магистров, обучающихся по направлению подготовки «Лингвистика».

Какие ошибки могут значительно затруднить межкультурную коммуникацию? Лексические? Грамматические? Стилистические? Современные лингвистические исследования доказывают, что это, прежде всего, ошибки в нарушение культурного кода.
Данная книга даст читателю важные страноведческие и лингвистические фоновые знания, поможет овладеть моделями поведения в соответствии с принятыми во французском обществе нормами и правилами. Она научит сопоставлять культуры России и Франции, и, кроме того, позволит лучше осознать особенности национальной культуры. Эта книга, не просто учебник французского языка, это еще и проводник в мире межкультурной коммуникации. Учебник может стать для читателя своеобразным мостом между двумя культурами, мировоззрениями и языками.

Квентин МЕЙЯСУ, «После конечности»

После конечности : Эссе о необходимости контингентности / пер. Л. Медведевой — Екатеринбург ; Москва : Кабинетный ученый, 2015. — 196 с.

Самая значительная работа по теоретической философии на французском языке последних лет. Мейясу ставит ряд вопросов касательно всей традиции философии, начиная с Канта, показывает неудовлетворительность основных решений эпистемологических и онтологических проблем в рамках «корреляционизма» (базового допущения о корреляции бытия и мышления) и предлагает собственный вариант их решения. Книга Мейясу стала одной из главных референций для международного движения спекулятивного реализма, а также для многих исследователей, ориентированных на фундаментальную философию в целом.писателя Жана-Луи Байи (р. 1953) чередуются история жизни гения и подробная хроника посмертного распада его тела. Ироничные постмортальные наблюдения, предваряющие каждую из глав романа, в лучших традициях патафизики сочетают в себе научное и поэтическое, однако шутливый тон, которым автор представляет свои «memento mori», нисколько не умаляет естественного ужаса перед торжественным могуществом Танатоса. Восхождение к трагическим вершинам исполнительства и превращение бренных останков в сияющей белизны скелет составляют парадоксальную рифму, способную примирить читателя с существованием его самого и ему подобных.